Главная Люди ЧЕЛОВЕК-ЖУРНАЛ БОРИС ПРОКОПЬЕВ: «БиМ СДЕЛАЛ МЕНЯ БОЛЕЕ СВОБОДНЫМ»
ЧЕЛОВЕК-ЖУРНАЛ БОРИС ПРОКОПЬЕВ: «БиМ СДЕЛАЛ МЕНЯ БОЛЕЕ СВОБОДНЫМ»
0

ЧЕЛОВЕК-ЖУРНАЛ БОРИС ПРОКОПЬЕВ: «БиМ СДЕЛАЛ МЕНЯ БОЛЕЕ СВОБОДНЫМ»

0

24 года. 75 номеров. Тысячи экземпляров. Один редактор. Все это о журнале «Бег и Мы».

В июне вышел последний бумажный номер. «Конечно, жалко. Но ничего вечного не бывает», – говорит Борис Прокопьев, бессменный редактор и создатель. Возможно, «БиМ» перекочует в цифровую оболочку. Надеемся, этому быть. Begaem.com поможет сделать журналу первый шаг в виртуальное пространство. Читайте интервью с Борисом Прокопьевым о том, как появился «БиМ», в каких странах его читали и почему редактор отказался от компьютера – подарка директора Лейденского марафона.

Когда вышел первый номер?

14 апреля 1993 года. Вот он. Борис показывает выпуск. На обложке бегуны из «Парсека», внутри 32 черно-белые страницы: цветным журнал станет чуть позже. Первым делом заглядываю в выходные данные. Ого! Тираж указан внушительный – сразу десять тысяч.

image

Серьезная заявка. Удалось весь продать?

Я же не знал, сколько экземпляров выпускать. Вот и решил десять. А разошлось в сумме тысяч семь.

Разошлось каким образом? Где можно было купить «БиМ»?

Моя главная опора была – бегуны. Я написал письма в клубы любителей бега по всей стране, попросил взять журнал на распространение. Кто-то взял двадцать, кто-то пятьдесят экземпляров. Распространял не по подписке, а через рассылку: высылал бандеролью журнал, а человек оплачивал его по получении. Так что процесс был основан на доверии. Если люди говорили, что номер не дошел, высылал второй раз.

Журнал рассылал в 72 региона России, плюс Эстония, Латвия, Киргизия, Таджикистан, Украина, Белоруссия. По одному читателю жило в Австралии, Израиле, Аляске, Германии, Голландии. До последнего номера остались белорус, пара эстонцев и человек пять казахов. А на Украину теперь даже бесполезно высылать, я думаю.

image

Ты и учредитель, и автор, и редактор, и служба доставки. А верстальщик и корректор тоже был ты?

Нет, на начальном этапе верстку делали в компьютерном центре, корректуру – знакомая из «Советского спорта».

Первый номер получил на руки. Помнишь свои ощущения?

Мурахи побежали! Считай, ребенок родился. Конечно, не все получилось, как хотел. Держал рядом Runner`s World – разве можно сравнить обложку и верстку? Я же сам набрасывал макет. Помог опыт газетчика: я мог подсчитать знаки, прикинуть объем и фото. А в те годы кто только не учреждал свою газету или журнал! Было очень много дилетантов и все они приходили в компьютерный центр, где верстались издания. Они не понимали требования и просили сделать невозможное, втиснуть большой текст в маленькую колонку или наоборот. Сотрудники центра меня хвалили и благодарили – у «БиМа» все выверено по размеру, все четко по макету.

ã•°Æ„-s

Фред Лебоу – основатель и многолетний директор Нью-Йоркского марафона

Почему ты решил выпускать журнал? И кстати, кто придумал название?

Название не мое. Я объявил конкурс среди любителей бега. «Бег и Мы» – это предложил Геннадий Терентьев, президент ассоциации бегунов Нижегородской области. Он и сейчас жив-здоров. Говорю ему: «Петрович, ты ж крестный отец у меня!».

Я начинал в легкой атлетике как бегун по дорожке на средние дистанции. Когда вышел приказ об омоложении спорта, многие атлеты так и остались нереализованными. Меня тоже перестали брать на российские и всесоюзные соревнования, хотя железно попадал в сборную области, и я перешел на тренерскую работу. Набегался, потом пробежал десятку, потом двадцатку. Так и познакомился потихонечку с марафонцами. В то время в СССР о массовом беге никто не писал. Был только журнал «Легкая атлетика», который и сейчас выходит. Но там о любительском беге практически ничего не писали. А мне хотелось видеть издание типа американского Runner`s World. Когда стал выезжать на зарубежные пробеги, увидел немецкий «Spiridon», шведский «Spring Time», норвежское, французское издание и другие. Листал журналы и думал: «А почему же у нас нет?». Но учредить СМИ в то время физическому лицу невозможно было. И тут в 1992 году выходит закон о СМИ, где прописано, что любой гражданин имеет право создать СМИ, предоставив определенные документы и уплатив госпошлину. Я пошел таким путем. Уволился из газеты и подал документы. Через три месяца мне выдали свидетельство о регистрации. Было это в декабре 92-го года.

«Один из коллег-журналистов как-то недавно сказал: «Зря затеял ты это. Не ко времени». Может быть, по-своему он и прав. Можно, наверное, обойтись и без журнала. Вон ведь сколько времени обходились. И ничего. Бегали. Жили. (…) Хлеб… Бог… Бег… Есть что-то созвучное и близкое между этими словами. Не это ли те самые островки опоры тела и духа, дарующие нам любовь и жизнь, защищающие от скверны и ржавчины». Колонка редактора «БиМ» №1, 93 г.

Ç®™‚Ƈ Ñ„‚Æ¢

Виктор Александрович Дутов – один из патриархов клубного бегового движения в стране

Страха не было?

Было страшно, конечно. Все-таки переломный момент от советского времени к бог знает каким временам, все рушится, законы не пойми какие. Мы же привыкли жить в системе государства, а это уже частная система. Как, с чего начинать? Денег-то нет совершенно. Я опять к бегунам:

«Ребята, учредил журнал. Нужны деньги на выпуск. Давайте в шапку скинемся кто сколько сможет». И набросали! Марат Жыланбаев, с которым мы дружили и про которого я писал, бегал за Экибастуз Уголь – очень богатое по тем временам предприятие. Он поговорил с начальством, и компания перечислила какую-то сумму. Андрей Пясецкиий из Нижневартовска тоже уговорил какого-то предпринимателя и тот дал денег. Помощь людей – отдельная тема. Помню, был я в Осло на марафоне, и после забега меня в аэропорт везет приятель-бизнесмен. Когда Терри узнал, что я учредил журнал, то первым делом спросил: «Компьютер есть?». Нет. У меня даже печатной машинки не было. И он мне подарил полуэлектронную машинку с норвежским шрифтом. Я потом поменял каретку на английскую и писал письма за рубеж. Потом мне директор Лейденского марафона решил подарить компьютер. Было это в 93 или 94 году. Через два месяца вызывают на таможню – получите груз. Пришел, а с меня требуют оплатить пошлину в 2000-3000 долларов. Я обалдел. Откуда у меня такие деньги? Я отказался. Потом купил машинку, набирал на ней тексты. Она до сих пор где-то лежит у меня. Когда все поломается и компьютеры отключат, снова достану и буду печатать))).

冇†‚ Üδ†≠°†•¢

Марат Жыланбаев – сверхмарафонец, покоритель всех наиболее крупных пустынь в мире

Календарь стартов, протоколы… Откуда брал информацию?

Все хорошо сложилось. Во-первых, я сам бегун. Во-вторых, журналист – в газете «Спорт для всех» у меня была полоса о беге. Поэтому контактировал со многими бегунами и клубами. Коллеги из Омска называли меня «человек-журнал».

Сколько всего номеров вышло?

Семьдесят пять. Сперва журнал выходил регулярно, раз в квартал, а потом я стал ввязываться в другие авантюры. Учредил второй журнал «Лыжня» – некоторые бегуны просили побольше информации. Я начал, а потом отошел. Все-таки лыжи – не совсем моё. Я в беге – не буду хвастаться, – в теме. Невозможно знать все, но я могу на равных разговаривать с олимпийскими чемпионами, заслуженными тренерами. Мы говорим на одном языке, понимаем друг друга и нормальная дискуссия получается. Мне хороший комплимент сделал Леня Швецов, когда вышло большое интервью с ним: «Это единственный материал обо мне, который не стыдно показать. За мою карьеру кто только ни брал интервью, кто только не писал. И столько наврано, столько искажено. А тут все четко, по делу. Спасибо».

Ç´†§®¨®‡ 먮‡≠Æ¢-s

Владимир Смирнов – олимпийский чемпион по лыжным гонкам (на фото надпись-благодарность “БиМ”у от него)

Я сотрудничал со многими нашими ведущими бегунами. С Яшей Толстиковым, например. Считаю его легендой, ставлю его и Леонида Мосеева на первое место в истории нашего марафонского движения. Яков – дважды рекордсмен страны. Единственный победитель Лондонского марафона. Обладатель Кубка мира. Серьезный был бегун. Леонид – чемпион Европы, участник двух Олимпиад. К сожалению, сейчас мало кто знает о них. Нынешнее поколение не знает историю бега. Когда идешь заниматься музыкой, ты знаешь композиторов, ты знаешь, что не первым пришел в этот мир и пианино изобрели не только что. До тебя был долгий путь. Так же и в беге. Считаю, если человек пришел в бег, он должен интересоваться его историей. Марафон придумали не сегодня. Одно дело, если ты бегаешь в лесу для души. Другое – если выходишь на соревнования и пытаешься показать результат. И не знать, кто такой Яков Толстиков… Я уверен –90% новой волны бегунов не знают, кто это. За всю историю нашей легкой атлетики была только одна олимпийская чемпионка в марафоне, Валя Егорова. Спроси любого сегодняшнего марафонца, кто такая Егорова. Скорее всего, он не ответит. А когда этих имен не знают организаторы крупных стартов… Для меня это показатель – получается, ты временщик здесь. Тебе плевать, что продвигать – бег, вино или лазание по деревьям. Сейчас я готовлю книгу, которая будет посвящена тем, кто оставил след в марафонском движении. Яков Толстиков, Леонид Мосеев, Равиль Кашапов, Валя Егорова, Люба Моргунова, Эдик Тухбатуллин, Рустам Шагиев – все, с кем я встречался, о ком писал. Я снова с ними свяжусь, узнаю, что они делают сейчас и чем живут.

dž´•‡®© Ä°‡†¨Æ¢

Валерий Абрамов – рекордсмен СССР в беге на 5000 м. Его рекорд не побит и по сей день

Какие в общении выдающиеся бегуны?

С Яшей Толстиковым мы встретились в Омске. Он охотно согласился на интервью. Вечером погуляли, поговорили, я все записал. А Валя Егорова была немного зажата, так и не смог ее разговорить. Она жила в Чебоксарах в элитном доме. Я пришел, поздоровался с мужем – он был очень неприветливый, буркнул что-то. Беседуем с Валей, пьем чай, а он постоянно проходил и глядел косо. То ли чтобы не сказала чего лишнего, то ли что. Валя отвечала, но скованно. На откровения вытянуть не получилось.

Больше всего наделал шумихи в беговом мире, особенно среди сверхмарафонцев, материал с Янисом Куросом. Это легенда сверхмарафонского бега, обладатель двадцати мировых рекордов, ряд которых не побит до сих пор. Единственный человек в мире, который пробежал за сутки свыше 300 км. Мы с ним часок посидели в Афинах. Он наговорил неординарные вещи о себе и своих тренировках. Его подход не укладывался в наши понятия: Янис больше готовился на ментальном уровне. Многие не поверили прочитанному. Люди просили перепечатать материал. Это самый резонансный был материал, потому что выбивался из общепринятых методик. Помню, Янис рассказывал мне: «Много ли бегаешь, мало ли бегаешь – когда бежишь сутки, после 100 км всем приходится тяжело. Кто глубже сможет вытащить из себя резервы, тот и побеждает. Я могу. Но если я буду только бегать, то не научусь залазить в себя. Я месяцев до трех могу не бегать, путешествовать, а перед соревнованием за три-четыре недели бегаю – привожу в порядок опорно-двигательный аппарат». Думаю, Курос лукавил в чем-то. Но все же зерно какое-то в этом было. Он просто уходил глубоко в подсознание.

ü≠®· 䄇Ʒ-1

Янис Курос – многократный рекордсмен мира на сверхмарафонскийх дистанциях

Какие рубрики нравились читателям?

Я начал вести рейтинги, календарь соревнований завел. Стал печатать протоколы – раньше-то их нельзя было вот так посмотреть, как сейчас. Для того, чтобы бегуны со всей страны дружили, переписывались и перезванивались, предложил заполнять анкеты и указать свои данные для связи. О сверхмарафоне постоянно писал, часто выходили интервью с тренерами. Публиковал письма читателей.

Жалко закрывать журнал?

Конечно. Но я с пониманием отнесся к закрытию. Ничего вечного не бывает. Сколько марафонов начиналось, а с самого начала живет только Бостонский. Помню, несколько человек тоже пытались выпускать беговые журналы. Номера два-три выходило, и они пропадали.

Конечно, думал, что «БиМ» подольше продержится. Секрета особого нет. Может быть, дело в том, что это издание – часть меня. Я говорю лишь о том, что кончилась эра печатных изданий. Может быть, я освежу сайт. Те, кто живут в глубинке, говорят: «Ну, ты нас подсадил. Мы с интернетом не дружим. Поэтому останемся без всего». Читательница из Пермского края попросила – когда электронную версию будете делать, мне на принтере странички распечатайте и вышлите. Я заплачу как за журнал. До такого доходит…

Со многими своими читателями сдружился, по фамилиям и именам знаю. Недавно в Питере на «Белых ночах» был, старая гвардия подходит, но сколько их осталось-то. Раньше на московском марафоне, на сибирском народ в очереди стоял – купить журнал, пообщаться, информацию передать. А сейчас за гелями очередь, а у меня никого. С пониманием надо относиться к этому.

Å•´£‡†§-1999

На Белградском марафоне во время войны в апреле 1999 года

Какое «свое дело» сделал журнал?

«БиМ» закрыл большую нишу – в то время о беге не писал никто, все ушли в коммерцию.

Почему так случилось?

Потому что бег в 90-х и начале нулевых был не популярен, на нем деньги не сделаешь. Довелось в те времена поговорить с тогдашним вице-президентом ОК СССР Козловским Сан Санычем. Он сказал: «Что с вас взять? Купите кроссовки за 60 долларов, трусики-маечку за 20 долларов. Максимум наберется 100 долларов. Сколько вас там наберется марафонцев? Две тысячи? Вот и считай, сколько можно получить. Кому вы нужны? Если бы были миллионы долларов, о вас бы писали. Пока вас не будет столько же, сколько в Америке, о вас говорить не будут». Сейчас, конечно, ситуация немного меняется в лучшую сторону. Надо, чтобы в России выбрали президента-бегуна, тогда пойдет еще больший рост. (улыбается)

Ä≠†‚Æ´®© ä„£´®™Æ¢

Анатолий Кругликов – многократный чемпион мира и Европы в суточном беге

Как журнал изменил тебя?

Я стал более самостоятельным, не оглядываюсь по сторонам. К мнению читателей прислушиваюсь, но не готов менять свою точку зрения еще по чьей-то. Я более свободен в своем мышлении, в своих поступках. Правда, это не приносит денег. (улыбается) Я легок на общение и мне это нравится. Поговорю с любым – будь то Катрин Свитцер, будь то директор Берлинского марафона Хорст Милде, будь то Фред Лебоу, отец Нью-Йоркского марафона. Эти встречи произошли благодаря бегу. Журнал дал возможность попутешествовать по стране и миру. Главное, что я чувствовал себя в своей тарелке – это очень важно. Я не бизнесмен по натуре, а так, наверное, мог бы заработать на «БиМе»… Сейчас зовут работать, писать о беге для сайта. Но идти под кого-то уже не хочется. Если журнал не состоится, буду писать книжки. Наметок до чертовой матери, нужно лишь время.

В первом и последнем номере «БиМ» опубликованы материалы об Анатолии Арюкове, чемпионе СССР. В нем есть такие замечательные слова марафонца: «Главный старт в спортивной карьере. Как важно выбрать его, правильно оценив свои возможности. И как важно не сделать роковой ошибки при подготовке к этому старту. Ведь другая такая возможность может больше не появиться». Желаем любимому журналу тысяч бегунов вновь выйти на главный старт – второй по счету, но от этого не менее значимый. 

뢮‚Ê•‡-s

Катрин Свитцер – первая в мире женщина, официально пробежавшая марафон

Сергей Зырянов: «Это мой любимый журнал. Читаю с 90-х годов. Жаль, что он выходит не каждый месяц. Я считаю, что это лучший журнал о беге в России. Больше всего я любил читать об отечественных марафонах, об элитных бегунах нашей страны. Запомнилась публикация о том, как Анжела Багабиева в 8 лет пробежала марафон. Я был в шоке и расстроен, что родители не думают о будущем детей».

ë‚•‰†≠Æ Å†´Ï§®≠®-s

Стефано Бальдини – олимпийский чемпион 2004 года в марафоне

Марат Жыланбаев:

«В 1986 году я создал в Экибастузе КЛБ «Марафонец». Тогда как тренеру и бегуну мне не хватало информации о методиках тренировок. Спрашивал у многих ведущих марафонцев.

Когда Борис сказал, что учредил журнал, я сказал: «Клево! Может, нужна помощь?» На первый номер часть денег дал своих, о части суммы договорился со спонсорами. Этот журнал объединил клубы любителей бега. Когда приезжали на старты, брали контакты и раздавали приглашения на свои забеги. А тут выходит журнал, где был календарь, говорилось о методиках, публиковались интересные интервью. Тогда этот журнал был очень сильно нужен. К тому же было видно, что Борис делал его для удовольствия. Журнал внес очень большой вклад в развитие бегового сообщества России. Просили почитать, есть знакомые, которые хранят номера и перечитывают.

Жаль, что журнал закрывается, но мир меняется. Надо не опоздать и делать цифровую версию. Там есть материалы, которые не устаревают. Я благодарен журналу и рад, что знаю Бориса».

Ѷ•´®≠§Æ ÅƇ§®≠-s

Джелиндо Бордин – олимпийский чемпион 1988 года в марафоне

Любовь Асанова: «С тех пор как появился этот журнал, я стала его фанаткой. Каждый раз с трепетом ждала его выхода. Когда получала долгожданный номер, то с жадностью начинала его читать, что иногда забывала что время уже давно за полночь, прочитав номер до конца я опять возвращалась к некоторым статьям, снова и снова перечитывала его, обязательно что- то подчеркивал для себя, чтобы потом переписать в свой дневничок . Обожаю БиМ. Жалко, что имею в своей копилке не все номера. Бережно храню выпуски и периодически перечитываю материалы. Очень любила просматривать протоколы с результатами марафонов, находить знакомые фамилии. Очень жаль, что теперь не смогу почитать этот самый любимый мой журнал, ведь спорт, бег – это моя жизнь! В этом году мне уже стукнуло шестьдесят, но я до сих пор бегаю, участвую в стартах. Так хочется, чтобы журнал существовал. Бори, что делать? Как его возродить?»

Digital StillCamera

Роза Мота – олимпийская чемпионка 1988 года в марафоне

Дмитрий Тишин: «Для меня БиМ, был, по большому счету пропусков в мир ультрамарафона: когда я начинал, информации было крайне мало, поэтому с удовольствием приобретал журнал. Все новости о марафоне России можно было почерпнуть только из него. В каком-то из номеров есть даже мое интервью… Сейчас бумажный вариант воспринимается скорее с ностальгией, но в электронном виде он существовать должен».

Á®‚†‚•´®-1

Борис Прокопьев с читателями «БиМ»

-НЮ-

Фото из архива Бориса Прокопьева

 

Подпишитесь на наш канал в Telegram

Присоединиться