Главная Люди СПОРТ ДОЛЖЕН БЫТЬ ДОСТУПНЫМ ДЛЯ ВСЕХ, НЕЗАВИСИМО ОТ ТОГО, ЧТО НАПИСАНО В МЕДКАРТЕ
СПОРТ ДОЛЖЕН БЫТЬ ДОСТУПНЫМ ДЛЯ ВСЕХ, НЕЗАВИСИМО ОТ ТОГО, ЧТО НАПИСАНО В МЕДКАРТЕ
0

СПОРТ ДОЛЖЕН БЫТЬ ДОСТУПНЫМ ДЛЯ ВСЕХ, НЕЗАВИСИМО ОТ ТОГО, ЧТО НАПИСАНО В МЕДКАРТЕ

0

Мы уже писали о Стасе Богданове, первом в России бегуне-любителе с синдромом Дауна. В конце мая парень официально пробежал 5 км. Случай уникальный не только для страны, но и для мировой практики, поскольку IAADS (International Athletic Association for Persons with Down Syndrome) проводит забеги максимум на 1 500 метров.

Юношу готовит целая команда проекта «Я тоже умею бегать!» фонда Синдром любви. В ней есть врачи, психолог, тренеры, благобегуны. Каково это – быть первым и с нуля создавать методику обучения бегу людей с синдромом Дауна, – рассказывает Светлана Томашевская, ведущий тренер Стаса.

Справка Begaem.com 

Светлана Томашевская – победитель и призёр легкоатлетических соревнований в России и за рубежом. Основатель компании Tomashevskaya Coaching. Тренер руководителей российских и зарубежных компаний.

IMG_4870

Cветлана, когда вам предложили тренировать Стаса, какая первая мысль была?

Поскольку у меня преобладает стратегическое мышление, то первая мысль была – что можно сделать в более широком масштабе. То есть к чему может привести опыт тренировок конкретного человека. Я в благотворительности более пяти лет: помогаю фондам тренировать их подопечных. У меня с партнером есть спортивный проект для детей с ДЦП. Поэтому в общих чертах знаю, как работать с особенными людьми. И больше думаю о том, что можно сделать для общества, имея такой опыт. Знаю, что за границей есть SUDS – Спортивный Союз для людей с СД. Они проводят турниры по плаванию, бегу, баскетболу, художественной гимнастике. То есть на западе это достаточно развито. Спортсмены из России, насколько знаю, принимают участие только в международных соревнованиях по плаванию и некоторых других. Про бег не слышала. А ведь есть международные соревнования по бегу для таких ребят. И россиян там нет. Думаю, наши дети тоже могут ездить в другие страны посоревноваться – как на любительском, так и профессиональном уровне.

c3bcd1b0-1b8b-433c-a127-4b2ca4c0af68

IAADS установил максимальную беговую дистанцию 1500м, а вы замахнулась сразу на 5 000. Получается, ваша команда в авангарде? 

Мне была поставлена задача, чтобы Стас пробежал пять километров. От этого и отталкивались. Цель ясна, план составили, и мы начали работать. Прежде всего опирались на особенности Стаса, его физические возможности и желания. Смотрели, как он переносит нагрузки. И уже из этого исходили – пробежит он 5 км или нет. Стас пробежал, и это прекрасно. Причем с хорошим временем. Возможно, мог бы быстрее, но я поставила темп 8 мин/км: ограничила скорость, чтобы всю дистанцию выдержал. Стас может бежать быстрее, но тут важно было соблюдать равномерный темп. Как мы уже поняли на тренировках, у него очень быстро наступает момент усталости. Причем моментально. То есть в течение часа ты не видишь, что вот нагрузка идет и он устает. Это происходит в одну секунду. Стас останавливается и говорит: «Я устал. Больше не могу». И дальше ты ничего сделать уже не можешь. Поэтому нужно было грамотно распределить силы, чтобы он смог преодолеть всю дистанцию бегом.

Какие были исходные данные у парня?

Меня он очень сильно удивил, потому что находился в хорошей физической форме. Выяснилось, что Стас занимается дома самостоятельно: делает упражнения для того, чтобы, по его словам, «мышцы были красивые, чтобы быть сильным». Стас гордится своей мускулатурой. Он на самом деле хорошо физически сложен. Я была восхищена.

d74140a4-e4b9-46ad-8033-8fec7637ce2a

Сопутствующих заболеваний нет?

Нет. Мы сперва провели обследование, после которого кардиолог дал разрешение. Также сделали тест на биомеханику бега, чтобы посмотреть особенности движений.

Какие, например?

У людей с синдромом Дауна другое строение носоглотки. Для бегуна это создает большие сложности, поэтому пришлось Стаса переучивать на правильное дыхание во время бега. Для этого применяли инновационные методы (смеется). Стас дышал все время через нос, и мы вместе с мамой Натальей придумали надеть на нос зажим для синхронного плавания. Уже через неделю Стас дышал ртом, для него это вошло в привычку. Этот момент сильно увеличил потенциал и работоспособность, снизил утомляемость. Вторая физиологическая особенность заключается в строении ног и постановке стопы. Когда сделали тест на биомеханику, специалисты нас предупредили, что закачать мышцы стабилизаторов мы не сможем. Но в ходе тренировок увидели, что мышцы начали работать по другому, так как Стас стал правильно делать упражнения, а так же правильно ставить стопы и ноги. Если сначала он стоял в «стульчике» 20 секунд, то теперь – три раза по минуте, и это не вызывает сложностей. Я вижу, что Стас стал сильнее. Понимаю, что идеальную технику бега не получу, но … Когда он бежал последнюю тренировку перед забегом, я смотрела и любовалась, потому что он бежал правильно (насколько позволяют физиологические особенности) и красиво. Как и у всех детей с СД, у Стаса есть гипермобильность суставов. Тут, наоборот, нужно было его ограничивать, потому что он начинает показывать свои возможности растяжки и иногда становится страшно.

IMG_4928

Атлет во благо Евгений Дроздовский, с которым Стас пробежал свою дебютную пятерку, говорил, что проблемой была также низкая концентрация внимания. Как с этим боролись?

Да, Стас не мог подолгу концентрироваться на упражнениях, на беге. Если мимо кто-то пробегал, что-то происходило – все внимание там, тренировка больше не интересует. Я с этим не боролась. Просто планомерно обращала внимание: «Не отвлекаемся. Делаем упражнение». Со временем Стас на это перестроился. Так что прогресс есть. Сложность с концентрацией особенно заметна в упражнениях, потому что это техническая история, здесь внимание и концентрация нужны. Но на длительной тренировке, когда бежали по кругу, такая рассеянность была, скорее, плюсом: так как монотонность Стас плохо переносит. А когда бежали в Лужниках, где картинка все время меняется, тренировка прошла легко и с улыбкой.

Чтобы он запомнил новую информацию, нужно повторить много раз, тогда Стас все сделает правильно. Это вопрос любви, терпения и спокойствия. Прогресс за три месяца значительный.

В темпе тоже?

Я не ставила задачу прибавить в темпе. Если бы он пришел уже бегающий, это одно. А тут была цель пробежать с наименьшим вредом для здоровья. И чтобы Стас был морально готов к этому.

Он по своей сути спринтер. Ему нужна взрывная нагрузка. На первых тренировках я постоянно его останавливала: Стас не понимал как бегать в медленном темпе. Он делал отрезок с ускорением, уставал и прекращал тренировку. Так что первые недели три учились бегать медленно и спокойно, без ускорений. Честно скажу – ему сложно дались эти 5 км, монотонная работа дается ему сложней вдвойне, чем нам. Горжусь и восхищаюсь Стасом. Он молодец!

IMG_4945

Я так понимаю, что у вас не было опыта общения с людьми с синдромом Дауна. Исходя из чего строили тренировки? 

Да, такого опыт не было. Зато есть навык работы с детьми с ДЦП. Со Стасом занимается целая команда – например, психолог фонда Синдром любви. С тренером-реабилитологом, который присутствовал на занятиях, мы постоянно корректировали весь процесс. Мы двигались очень плавно и медленно, потому что нет опыта. Лучше не доделать, чем пережать. Можем скорее на шаг назад отойти, нежели проскочить вперед. Да, это пугающая неизвестность, поскольку опыта нет, практики нет. Искала информацию в интернете, общалась с врачами, психологами, выбирала пути и методы тренировок. По итогу мне приятно, что выстроенная система тренировок работает. Я брала за основу систему занятий для своих учеников, и адаптировала ее под Стаса. Я вижу результат и понимаю, что сделали правильно. Есть идея сделать еще биомеханику бега и посмотреть – что изменилось. Глазом я вижу, но хотелось бы объективное подтверждение, что изменения произошли.

Часто ли приходилось корректировать намеченный план?

Конечно, поправки были: рассчитывали на один объем, а делали меньше. Мы по плану шли первые девять тренировок, а потом план корректировали под конкретную задачу. Научился дышать – идем дальше. Стас быстро понял технические моменты важных упражнений. Были моменты, что он увидел другого бегуна – и начинает копировать его технику бега. Причем совсем неправильно! А мы же не можем контролировать других людей вокруг (смеется). Смотришь и думаешь: «Боже!» Все, что ты делал полтора месяца, забыто. Начинаешь объяснять снова. Хорошо, что Стас переключается в обратное русло быстро. Я к этому спокойно отношусь. Это тоже опыт.

Всегда обращаю внимание на настроение парня. Может быть, он набегался на футболе вчера и не хочет бегать, или простыл, не готов. И уже под состояние, настроение подстраиваю план тренировки.

По какому графику занимались?

Тренировались вместе один раз в неделю, плюс Стас один-два раза бегал самостоятельно дома. Еще он занимается футболом и ходит в театральную студию. График очень насыщенный, в него надо было включить тренировки, чтобы Стас успевал восстанавливаться. Так что Стаса можно ставить в пример.

Как у Стаса с мотивацией?

Он настоящий мужчина, хочет красивые мышцы и хочет нравиться девочкам. Это очень важный фактор. К тому же Стас хочет быть первым: он понимает, что может быть первым человеком в России с синдромом Дауна, который пробежал 5 километров. Это его мотивирует. Срабатывает и ощущение ответственности перед мамой, тренером. Психолог подсказала: «Скажи, что надеешься на него. Что Марина (второй тренер) верит в тебя, давай не будем ее подводить». Это тоже мотивирует.

Очень важным человеком является мама Наталья. Спасибо большое ей за всестороннюю поддержку! Она всегда рядом, это для Стаса важно. У детей с СД всегда есть важный человек – это может быть один из родителей, брат или сестра, – для которого они часто что-то делают. Понимаю, что это своего рода шантаж получается… Пришлось прибегнуть к нему месяца через два, когда Стас встал и сказал: «Я не могу». Надо сказать, есть еще одна особенность – такие люди уходят в себя, закрываются. Ты с бубном танцуешь вокруг, пытаешься понять, что происходит – больно ему, плохо или еще что. Не с первого раза, но мы разобрались с помощью психолога.

На каждой тренировке у Стаса был прогресс. Я обязательно хвалю его в конце занятия. Причем важно сказать это искренне –люди с СД хорошо считывают фальшь и дальше не будет диалога.

Как и с каждым ребенком, со Стасом нужно поулыбаться, пошутить, подурачиться. Не быть суровой теткой, требующей результатов во что бы то ни стало. Нужно просто получать удовольствие. Тогда будешь хотеть делать это снова и снова. Так что Стас хочет продолжать. Мне интересно было бы посмотреть на опыт и мотивацию других детей – что их будет мотивировать.

IMG_8449

Какой рубеж следующий?

Честно говоря, не знаю. Мы не строили далеко идущие планы, потому что не знали, что выйдет. Шли мелкими шажками. Классно получилось. Теперь думаем – что дальше. Я считаю, что надо пробовать дистанции короче. Пять километров для Стаса тяжело морально и физически. Например, Стас очень сильно похудел, то есть тренировки шли уже на износ. Но в этом нет необходимости. Я вижу, что по телосложению, характеру и настрою он готов на взрывную работу. Он от этого кайфует, поэтому в конце занятия всегда даю ему погонять. Так что попробовать надо что-то покороче, 100-200 метров. Тут у Стаса есть шикарный потенциал. Тем более, что заложена хорошая база: технику поменяли, мышцы закачали, дышать научили. Теперь можно работать именно над целевой подготовкой. Врачи говорят, что дети с СД очень сильные. Сила и мощь нужны как раз в спринте.

Историю со особенными людьми сложно начинать: все боятся из-за особенностей, в том числе родители. Много опасений и неизвестности.

Надеюсь, что будем продолжать и развивать и что присоединятся еще дети. Как вариант – сделать мини-группу в 5-7 человек, чтобы я могла каждому уделить внимание. Возможно, тренировки в группах будут более результативными и не придется по десять раз повторять одно и то же: когда смотришь на другого, сам учишься. Плюс момент соревновательности друг перед другом.

Важно, что спорт сильно меняет человека, даже любительский. Когда начала тренировать Стаса, попросила маму понаблюдать за ним. И вскоре Наталья сказала: «Стас стал упрямей». Он почувствовал уверенность в своих силах и стал настаивать: «Я считаю, надо сделать так. Я хочу сделать так».

Для вас это хорошо, а вот для мамы не очень, наверное …

Возможно, маме не очень удобно. Но для Стаса это хорошо. К сожалению, все мы смертны. И ему когда-то придется принимать самостоятельное решение. Ни вы, ни я не сможем постоянно контролировать и подсказывать, что делать. Спорт дисциплинирует. Тем более, когда есть конкретная цель. Теперь Стас говорит: «Я хочу работать». То есть в спорте получается, и это придает ему силы в обычной жизни.

Всегда восхищаюсь, когда встречаюсь с особенными людьми. Нам кажется, что ограничены в своих возможностях – к сожалению, у нас в обществе это транслируется так или иначе. На самом деле они активные. Знакомый из паралимпийской сборной России однажды сказал мне: «…Нас ограничивает общество…». То есть работодатели, соседи, коллеги. Мы сами ставим им границы и не даем возможность попробовать. Но они это сделают! Пусть по-своему, но сделают. Я восхищаюсь – насколько они безграничны, насколько включены в жизнь. Но нам об этом просто не рассказывают.

380b9534-ca4e-4a7b-a702-375a436a0bc9

Ваша большая цель?   

Сделать спорт доступным для всех, независимо от того, что написано в медицинской карточке. К этому и стремимся. Я недавно приехала из Америки. Видела деревню, где есть все удобства для людей с ДЦП, видела старт, где участвовали более 100 человек в тандемах с колясками. Я поняла, что по отношению к таким людям мы в каменном веке. Мы отстали от американцев на десятилетия. Надо менять сознание людей в нашей стране. Это очень тяжело… Помочь может спорт, который сильно меняет жизнь. Я сформулировала для себя, зачем надо тренировать людей с особенностями. Я хочу, чтобы с моим приходом жизнь человека качественно изменилась в лучшую сторону. К этому и идем.

rh-1613 — копия

-НЮ-

 

Подпишитесь на наш канал в Telegram

Присоединиться