Главная Люди МАКСИМ ЕГОРОВ: PARKRUN ПО-РУССКИ (ЧАСТЬ 1)
МАКСИМ ЕГОРОВ: PARKRUN ПО-РУССКИ (ЧАСТЬ 1)
0

МАКСИМ ЕГОРОВ: PARKRUN ПО-РУССКИ (ЧАСТЬ 1)

0

О появлении бегового движения паркран в России, как не замерзнуть на бегу при -27°C и о том, как Москва стала примером для Вашингтона, нам рассказал МАКСИМ ЕГОРОВ, руководитель parkrun Россия, который стоял у истоков этого уникального движения в нашей стране.

Беговое сообщество в России развивается стремительно. Паркран не остается в стороне. Мы уверены: это движение делает бег еще популярней. Пожалуй, субботние забеги в городских парках – это лучший способ начать бегать. Идея международного движения очень привлекательна своей простотой и основана на добровольности. У паркрана в России пока недолгая, но занимательная история. И, надеемся, большое будущее. На сегодняшний день в системе зарегистрированы 18 000 россиян, регулярно проводятся 23 забега. С этой точки зрения паркран в России ещё ребёнок. Для сравнения: в Польше 44 000 паркрановцев, в ЮАР 500 000, а в “колыбели” движения, Великобритании за 12 лет набралось уже 1,7 миллиона участников! Получается, в ЮАР на субботние старты выходит 1% населения, в Англии – 2,6% жителей. Если такими темпами паркран будет развиваться и у нас, то в России через десять лет появятся 3,7 миллиона бегунов с карточкой паркрана. Надеемся, что так и произойдет.

Справка BEGAEM.COM:
Международное движение parkrun по всему миру организует бесплатные еженедельные забеги на 5 км. Участвовать в забегах могут все желающие, независимо от возраста и уровня подготовки.
На момент публикации в России проведено 1 949 забегов, в которых участвовали 8 703 бегуна. 
Обладатель рекорда среди женщин Мария БЫСТРОВА – 17:26
Обладатель рекорда среди мужчин Александр ИМЕНИН – 15:14

– Максим, с чего начался паркран в России?

– Началась история с того, что несколько человек прочитали на сайте newrunners статью о паркране в Великобритании. Это был апрель 2013 года. И в комментариях к статье кто-то написал: «Давайте сделаем то же самое у нас!». Семен Сериков, который теперь исполнительный директор parkrun Россия, предложил: «А давайте соберемся в эту субботу в парке Горького и сделаем свой паркран!». Мне идея понравилась. 20 апреля мы собрались в парке Горького в девять утра, пробежали «пятерку» так, как мы это понимали. Не было ни карточек позиций, ни карточек участников. Все просто зарегистрировались в таблице в Гугл-документах, а на финише по старинке записали всех по номерам. В первом забеге участвовали 18 человек.

«А давайте соберемся в эту субботу в парке Горького и сделаем свой паркран!»

BEGAEM.COM нашел в сети тот исторический комментарий, с которого началось движение паркран Россия.

pasted-image-11

А вот и будущий руководитель purkrun Россия ввязывается в авантюру:

pasted-image-12

– А знаменитые паркрановские печеньки были на финише?

– Нет, были бананы и вода. Мы пофотографировались на телефон, пообщались. Семен сказал – давайте продолжать, только я в следующую субботу не могу, давайте тогда через неделю. У меня же понимание забега было несколько иное. Ведь паркран – это еженедельное событие. Я предложил, чтобы не было привязки к одному человеку, и кто-то другой провел забег. Так получилось, что и я не мог в следующую субботу, так как летел в командировку в Англию. После пробежки пришел домой, сел и написал письмо в паркран. Даже не Полу, а посмотрел по карте – где ближайший к нам забег. И увидел, что он находится в Польше. Я написал в Польшу Якову Федоровичу: «Привет, Яков! Хотим делать паркран. Не подскажете, как нам быть?». Он ответил, что отвечает за развитие паркрана в Польше, и если мы хотим делать паркран, то нужно связаться напрямую с руководителем международного движения Полом Хьюиттом. Что я и сделал. Написал, что мы хотим делать паркран в России.

– Если бы знали, к чему все приведет – все равно отправили бы письмо?

– Конечно! Если бы знал, написал бы еще раньше! (смеется) Пол мне не ответил. Я прилетаю в Англию, регистрируюсь на сайте паркран, распечатываю штрих код. И через две недели после того, как узнал о движении, я бегу свой первый настоящий паркран в Великобритании – Wormwood scrubs parkrun. Считаю большой удачей, что выбрал именно этот забег. Просто он был ближе к моему отелю. Так как всем известно, что самый первый паркарн прошел в Буши парке, то там обычно собирается много народу.

«И через две недели после того, как узнал о движении, я бегу свой первый настоящий parkrun в Великобритании.»

Но я об этом не думал тогда, а просто выбрал ближайший парк. Там участвовало всего 35 человек. То есть небольшой забег, очень похожий на наш. Все общаются, всё по-семейному. Я пригляделся к системе регистрации штрих-кодов, карточкам и прочему. Понял, как это работает – мне все понравилось. Удача заключается в том, что, если бы я попал сразу в Буши парк, где стартует тысяча человек, то, возможно, я был бы несколько демотивирован тем, что мы никогда такое не организуем. А так как я попал на очень маленький паркран, и мне подумалось: «А почему бы и нет? Все вроде просто». Главная концепция паркрана – простота. Мы стараемся не усложнять наши забеги.

Угощаться сладостями и пить чай прямо на финише - особенность российского паркрана.
Угощаться сладостями и пить чай прямо на финише – особенность российского паркрана.

– А хочется?

– Очень много желания. Особенно у event-директоров: что-то сделать свое, креативное. А давайте будем засекать время на 2,5 км, а давайте будем ставить шатер, а давайте будем делать раздевалки, а давайте душ сделаем… Я не бью по рукам, я просто объясняю – ребят, если вы это устраиваете, то надо объяснять, что вы не обязаны это делать. А то бегуны привыкнут, что на каждом забеге паркрана его будут ждать душ, раздевалка, кофе-машина и так далее. Но это несколько противоречит концепции паркран. У нас нет ресурсов на организацию дополнительных сервисов на всех забегах.

«Главная концепция паркрана – простота. Мы стараемся не усложнять наши забеги.»

Поэтому то, что мы делаем – еженедельные пробежки на 5 километров, на которых всегда есть волонтеры, трасса всегда размерена «колесом». Мы делаем минимум для того, чтобы провести забег, и чтобы результаты участников появились как можно скорее. Все, что сверху – это инициатива event-директоров. Мы всегда поясняем, что это личная инициатива директора, но это не паркран.

– Пол что-нибудь ответил?

– Да, после того, как я вернулся в Москву, мне ответил Пол. Он сожалел, что мы не смогли встретиться. Сказал, что у него нет в планах открытия паркран в России. И еще написал: молодцы, что вы бегаете. Но, пожалуйста, не называйте ваши пробежки паркраном, т.к. паркран – это определенные стандарты, принципы, это зарегистрированная торговая марка, и вы не имеете право называться паркран, если вы делаете забеги в России на пять километров.

«Пол сказал, что у него нет в планах открытия паркран в России. И еще написал: молодцы, что вы бегаете. Но, пожалуйста, не называйте ваши пробежки паркраном.»

Но мы не опустили руки. Ведь теперь мы знали технологию. Встретились с ребятами, обсудили мой опыт, решили делать свою систему регистрации. Нарисовали сайт. Зарегистрировали домен parkrunmoscow. Он, кстати, до сих пор работает. Там сделали систему регистрации через QR коды. Потом была интересная история, когда стали общаться с Полом уже более тесно по поводу открытия паркран. К нам в Коломенское приезжали корреспонденты Первого канала и сделали сюжет. На камеру был зафиксирован процесс сканирования QR-кодов. Видео было качественное, оно попало в английские социальные сети. Было интересно читать комментарии под этим роликом: «О, русские используют QR-коды! Когда же мы наконец будем использовать QR-коды?!». (Смеется). Потом, конечно, мы перевели все под один стандарт.

Движению parkrun уже 12 лет. Так отмечали его день рождения в Кузьминках вместе с Томом Уильямсом.
Движению parkrun уже 12 лет. Так отмечали его день рождения в Кузьминках вместе с Томом Уильямсом.

Итак, мы сразу убрали с сайта всё упоминание о паркране. Написали лишь, что делаем забеги по образу и подобию английского движения. Дали ссылку на них, но уточнили, что мы называемся «парковые забеги». Концепция одинаковая, но системы отличаются.

– Как вы думаете, почему Пол ответил отказом?

– После того, как я познакомился с ним поближе, мне стало многое понятно. На первой моей встрече кантри-менеджеров я рассказал эту историю своим коллегам. Все посмеялись, конечно. А потом один из коллег заметил: «Пол никогда не говорит сразу «да». Сперва нужно завоевать его доверие. Доказать, что ты понимаешь и принимаешь его концепцию всем сердцем, что ты будешь развивать это и для тебя важен именно паркран, а не что-то другое».

Парковые забеги продержались практически год. Мы развивали свою систему и продолжали переписку с Полом. Писали, что у нас уже 100-200-300 участников. Он отвечал, то есть диалог был. Спустя некоторое время он согласился приехать, рассмотреть возможность открытия паркрана в России. К тому времени у нас проходили забеги в нескольких парках. Поскольку мы не были официальным паркраном, то не было и строгих ограничений. Мы мигрировали, пробовали разные парки. Парк Горького, пробовали Коломенское, Ботанический сад, Кузьминки. Как раз в Кузьминки и приезжал Пол с женой Джоанной. И там пробежал свой первый парковый забег в России. Мы его зарегистрировали у нас в системе. И теперь в международной базе паркран два Пола Синтона-Хьюитта. (Смеется) Потому что он случайно эмигрировал из нашей системы в общую.

«Мы мигрировали, пробовали разные парки. Парк Горького, пробовали Коломенское, Ботанический сад, Кузьминки. Как раз в Кузьминки и приезжал Пол с женой Джоанной. И там пробежал свой первый парковый забег в России.»

Пол посмотрел на наш забег. Надо понимать, что паркраны по всему миру одинаковые. Похожие именно домашней, непринужденной атмосферой. У нас в Кузьминках удалось воссоздать это особое настроение, которое есть и в Великобритании, и в Австралии, и в Южной Африке. Так и в Москве при всех различиях в системе регистрации дух движения был передан точно. По этим и другим ключевым моментам Пол принял решение о том, что паркран в нашей стране может быть. И с того момента мы начали работать над интеграцией наших систем. Почему еще Пол сказал сперва «нет»? Потому что любое включение новой страны, тем более три года назад, было связано с большими технологическими сложностями. Система родилась двенадцать лет назад и выросла из одного забега. То есть постепенно она усложнялась-усложнялась, добавлялись новые забеги. Стало больше бегать народу, нагрузка возросла. Старт паркрана в России был связан с переводом, с поддержкой кириллицы, на это нужны были ресурсы, которых тогда не было.

Анна Петровская из Рязани - обладатель рекорда рейтинга возрастных групп - 27:17.
Анна Петровская из Рязани – обладатель рекорда рейтинга возрастных групп – 27:17.

– Вы взяли это на себя?

– Нет, мы заключили с ними договор франшизы и все технологические вопросы решал parkrun Global. В свою очередь, мы организовали юридическое лицо – автономная некоммерческая организация «паркран». Основная наша цель – развитие спорта. Процесс интеграции занял много времени – надо было перевести кучу документов, уладить с сайтом нюансы.

– Руки не опускались? Мол, как бегали, так и будем бегать, зачем нам эти хлопоты…  

– Когда мы обсуждали возможность старта паркрана, были разные мнения. Говорили и о том, что давайте и дальше делать парковые забеги, зачем нам быть под маркой «паркран». Но в итоге пришли к выводу, что паркран – здорово, это международная организация, интернациональное движение и нам нужен именно паркран. Есть примеры, когда паркран в Ярославле не запустился, так как ребята решили, чтоб будут делать свой забег. Не стартовал и в Белоруссии по той же причине. Наверное, в этом есть какой-то смысл. Мы не расстраиваемся, ведь чем больше забегов хороших и разных – тем лучше. Ребята бегают, развивают спорт, привлекают других к здоровому образу жизни, а как это называется – вопрос второй.

«Когда мы обсуждали возможность старта паркрана, были разные мнения. В итоге мы пришли к выводу, что паркран – здорово, это международная организация, интернациональное движение и нам нужен именно parkrun.»

И все же нахождение в системе паркран дает дополнительное преимущество. Во-первых, это большое движение с едиными стандартами. Вы можете с вашей карточкой участвовать по всей Москве, России, поехать в Великобританию или Австралию. Один раз зарегистрировавшись, ты получаешь возможность участвовать в паркране по всему миру. Во-вторых, везде ты понимаешь, какие будут правила, что ожидать на финише. Даже если ты не знаешь языка, ты сориентируешься и тебе будет легко на любом забеге мира.

Идеальный паркрановец - тот, кто бежит не за "личником", а удовольствия ради.
Идеальный паркрановец – тот, кто бежит не за “личником”, а удовольствия ради.

– А в правилах есть пункт о чае и сладостях?   

– В глобальных гайд-лайнах есть наличие кафе рядом с парком и рекомендация – после финиша идти в кафе, общаться и пить кофе, прямо там обрабатывать результаты. У нас это не прижилось. Вместо кафе у нас проходят пикники на свежем воздухе. Думаю, причина в том, что у людей в Европе и нашей стране различаются менталитет и финансовое положение. Да ещё в Польше прижился обычай пить чай на финише, угощать печеньем.

«Идти в кафе, у нас это не прижилось. Вместо кафе у нас проходят пикники на свежем воздухе.»

По большому счету, разницы никакой. Просто людям надо дать возможность общаться. А каким образом это будет сделано – неважно. В кафе за столиком или на финише с термосом при минус 20.

– Даже минус на улице не останавливает бегунов? 

– Люди приходят на забеги зимой. Основная проблема – не минус, а волонтеры. Они ведь почти не двигаются и замерзают. Бегуны после пятерки прибегают, от них пар идет, ресницы шикарные в инее, все фотографируются, пьют чай, никто не хочет расходиться.

«Не ругаем за то, что человек срезал или свернул не там. Главное, что он пришел и пообщался. А результаты и рекорды у всех свои.»

А волонтеры замерзли, но им тоже не хочется уходить! (смеется) Приходится их отогревать чаем. Есть такая особенность русского паркран. В прошлом году в Челябинске прошел забег при -27 °C. Ребят эта температура не остановила. В этом году стартовали забеги в Канаде и Швеции. Коллеги с большим интересом и даже некоторой опаской спрашивали меня об особенностях проведения паркрана зимой. Надеюсь, наш опыт им пригодится.

– Что же тогда должно случиться, чтобы пробежку отменили?

– Эти вопросы мы прорабатываем. Если по трассе бежать из-за гололеда опасно, есть возможность использовать альтернативный маршрут. Этой весной мы делали так в Тимирязевском парке. В межсезонье, когда температура колеблется около ноля, там бегать опасно: зимой дорожку раскатывают лыжники и утрамбованный наст становится катком сплошным. Поэтому переносили старт в другое место. Да, эта трасса более скучная, четыре раза бегаешь по прямой туда-обратно. Но она, по крайней мере, безопасная. Поскольку паркран не соревнование, а больше дружеская пробежка, мы можем позволить себе такие вольности. Не ругаем за то, что человек срезал или свернул не там. Главное, что он пришел и пообщался. А результаты и рекорды у всех свои.

«Из-за погоды забег можно отменить, хотя вот суровые челябинские бегуны в прошлом году решили, что минус 27 – не повод отменять старт.»

Из-за погоды забег можно отменить, если низкая температура или аномальные погодные явления. Хотя вот суровые челябинские бегуны в прошлом году решили, что минус 27 – не повод отменять старт. На самом деле многое зависит от аудитории. Если люди хотят, то мотивируют директора: «Мы всё равно придем, все равно будем бежать». Но иногда директору приходится все же отменять пробежку или переносить трассу. Люди в России стараются приходить при любой погоде и в этом наше отличие  от иностранных забегов.

Прошлой зимой в Челябинске прошел забег паркран при -27 градусах!
Прошлой зимой в Челябинске прошел забег паркран при -27 градусах!

– Максим, сколько всего паркранов в России?

– Двадцать три паркрана: Ставрополь, Санкт-Петербург, Рязань, Казань, Волгоград, Тамбов, Челябинск плюс четырнадцать в Москве. Скоро, в декабре, запустим в Туле. Запросов от городов очень много. Но…

– Вы уже как Пол, сразу говорите «нет»?

– Да, я использую эту стратегию. (Смеется). Но действительно, у всех разная мотивация. И моя цель – понять человека, почему он хочет открыть забег. Многие хотят делать паркран, чтобы бегать возле дома. Но приходится объяснять человеку, что бегать он, скорее всего, не будет. (Смеется). А будешь организовывать. В лучшем случае ты будешь бегать раз в квартал, если повезет. И если ты собрал правильную команду и есть на кого оставить забег.

Я ориентирую ребят, что забеги должны проходить в любом случае, даже если они заболели, уехали, не успевают. Первые полгода event-директор лично проводит забеги каждую субботу. И он отвечает, чтобы всё было организовано правильно. Чтобы волонтеры и бегуны были проинструктированы. Чтобы не было ошибок и результаты были выложены на сайте. Чтобы в соцсетях появлялись фотографии, чтобы волонтеры на следующей неделе набирались, чтобы люди приходили и получали удовольствие.

«Многие хотят делать паркран, чтобы бегать возле дома. Но приходится объяснять человеку, что бегать он, скорее всего, не будет.»

Эта работа, которую люди делают не за деньги, а потому что они ее делают. Они получают моральную поддержку от бегунов, волонтеров, это сильно мотивирует людей. Но бывали случаи, когда ты стараешься, что-то делаешь, а забег останавливается в своем развитии. Десять-двенадцать человек ходят и все. Это сильно демотивирует людей: когда представляешь себе одно, а на деле получается другое. Нужно иметь некоторую волю и продолжать действовать, пытаться найти решение проблемы. И найти больше аудиторию, больше волонтеров, чтобы забег продолжался.

– А можно забег просто закрыть?

– Пока такого не было. Случалось, директора менялись. Но это было, когда забег уже имел свою аудиторию, имел своих постоянных волонтеров. И мы быстро находили людей, готовых подхватить эстафету. Допустим, старейший паркран Северное Тушино. Его постоянный event-директор Елена Никитина ушла в декретный отпуск. И мы быстро нашли ребят, собрали большую команду run-директоров, которые проводят забеги. Они чередуются и всё продолжается.

«Мы, по сути, тоже социальная сеть. Но сеть, которая реальная и предлагает натуральное общение, без телефона и компьютера.»

Или вот была проблема с Мещерским парком, как ни странно. В первую зиму в одну из суббот пришло два волонтера и один бегун. Я спрашивал у Пола и других директоров – что делать?  Позиция у движения такая: до тех пор, пока есть хоть один бегун, забеги нужно проводить. Понятно, что есть проблема и ее нужно решать, но забеги должны проходить. В итоге Мещерка сейчас выровнялась, и таких проблем нынешней зимой уже не было. Очень важно, чтобы набралась критичная масса аудитории. Здесь очень помогают социальные сети. У меня к ним двоякое отношение. С одной стороны, люди много времени там проводят. С другой, в группах мы рассказываем о себе. Люди узнают из интернета о нас и приходят в парки. Хорошо, что мы из сетей вытягиваем человека в реальную жизнь. Мы, по сути, тоже социальная сеть. Но сеть, которая реальная и предлагает натуральное общение, без телефона и компьютера.

Фото: parkrun

ВТОРАЯ ЧАСТЬ ИНТЕРВЬЮ ЗДЕСЬ.

Читайте также по теме parkrun:

ИНТЕРВЬЮ: TOM WILLIAMS. ДИРЕКТОР PARKRUN GLOBAL

ПЕРВЫЙ ВОЛОНТЕРСКИЙ ЗАБЕГ PARKRUN

-НЮ-

 

Подпишитесь на наш канал в Telegram

Присоединиться