Главная Люди ИНТЕРВЬЮ: TOM WILLIAMS – ДИРЕКТОР PARKRUN GLOBAL
ИНТЕРВЬЮ: TOM WILLIAMS – ДИРЕКТОР PARKRUN GLOBAL
0

ИНТЕРВЬЮ: TOM WILLIAMS – ДИРЕКТОР PARKRUN GLOBAL

0

Международному беговому движению parkrun исполнилось 12 лет. Читайте эксклюзивное интервью BEGAEM.COM с Томом Уильямсом. Том Уильямс оказался очень приятным и открытым человеком. Этим субботним утром мы поговорили на разные темы, связанные с бегом. Том приехал всего на двое суток. Это его первый визит в Россию. Неожиданно для англичанина, гость «привез» с собой не лондонские туманы, а отличную погоду.

Бегу уже последний километр сегодняшнего забега parkrun в Кузьминках, и слышу, как маленькая девочка на обочине спрашивает дедушку: “Зачем все бегут?”. “За здоровье!”. Сегодня дедушка был не прав. 114 бегунов собрались в парке Кузьминки, чтобы отметить день рождения (International parkrun day) глобального бегового движения parkrun и поприветствовать ценного гостя: Тома Уильямса (Tom Williams), одного из директоров проекта.

Напомним, что parkrun – это еженедельные бесплатные забеги на пять километров в парках по всему миру. Международный день паркрана традиционно отмечают в первую субботу октября.

Тома сопровождал управляющий проектом parkrun в России Максим Егоров.
Тома сопровождал управляющий проектом parkrun в России Максим Егоров.

Том, поздравляю с годовщиной! Расскажите, как все начиналось. 

Спасибо! Сегодня уже двенадцатый день рождения. Забеги паркран родились 2 октября 2004, когда Пол (Paul Sinton-Hewitt) пригласил своих друзей в парк Буши (Bushy Park) в Лондоне. 13 человек бежало, еще пятеро были волонтерами. В эти выходные пройдет около 900 паркранов в 14 странах, начиная с Новой Зеландии и Австралии, затем эстафету примут Сингапур, Россия, Европа, Великобритания (где пройдет 500 забегов), а финальный забег состоится в Сан-Франциско. Ожидается, что кроссовки наденут 160.000 человек по всему миру. И 12.000 придут как волонтеры. Я в восторге, что могу отмечать день рождения здесь.

Как вы оказались в проекте?

Я включился в движение девять лет назад, когда запустил паркран в Лидсе – четвертое по счету и первое за пределами Лондона. Сейчас он называется Woodhouse park. В ту пору я занимался триатлоном (на счету Тома семь финишей в IronMan), работал в университете в Лидсе – проводил исследования по спортивной тематике, хотел сделать что-то для общества, хотел привлекать студентов к волонтерству. Я знал, что Пол (основатель паркрана) делает в Лондоне. Просто позвонил ему и спросил: могу ли устроить то же самое в Лидсе. Так и появился мой паркран. Тогда мы вообще не знали, во что все может превратиться. Пол мечтал, что бы было здорово организовать паркран в каждом городе, по всему миру. Иногда надо быть немного сумасшедшим (смеется)! Тогда точно все думали, что он немного чокнутый. И вот сегодня я здесь, в Москве, отмечаю Международный день паркрана, невероятного сообщества.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Какой день рождения без вкусного тортика?

У вас тогда была работа или вы были профессиональным спортсменом?

Я работал в Лидском Университете,  занимался спортивными исследованиями. Но ушел оттуда в 2010 году, чтобы работать в движении на постоянной основе как волонтер. Спустя два года стал отвечать за паркран в Великобритании. Такой же статус сейчас у Максима (Егорова – управляющего паркранами в России). Тогда у нас проходило около ста событий. С февраля нынешнего года я отвечаю за паркраны по всему миру, и вместе с нашим генеральным директором Ником Пирсоном (Nick Pearson) управляю забегами во многих странах. Ник отвечает за стратегию, а так же за финансовую сторону нашей деятельности: движению нужен доход, чтобы платить за оборудование, сотрудников, разработку сайтов, хостинг, и так далее.

Все деньги приходят только от спонсоров?

Да, от спонсоров. Плюс доходы от продажи футболок. В некоторых странах нас поддерживает государство. У нас двадцать постоянных сотрудников по всему миру, эту цифру нужно увеличить до 40-50. А для этого нужны средства.

Я, в свою очередь, несу ответственность за здоровье и безопасность бегунов. Как организовать забег, когда на улице минус 25 градусов (как бывает в России или Польше), как развивать паркраны в новых местах. Сейчас, например, запускаем проект в Швеции и Канаде. Так что я работаю с этими странами и помогаю отладить процесс.

Что уже сделано? 

В ноябре перейдем рубеж 1000 паркранов в мире – это приблизительно 200.000 бегунов в неделю. Сегодня в Кузьминках мы отмечаем 12 лет. А к нашему двадцатилетию ожидаем 5000 мероприятий под брендом parkrun и миллион бегунов каждую неделю. И дальше – кто знает…

Планируете ли увеличить количество дистанций?

В настоящий момент у проекта два формата. Первый, который включает восемьсот мероприятий – это пять километров в субботу для всех возрастов. И более ста забегов проходят по воскресеньям – два километра для детей от 4 до 14 лет. Думаю, будем развивать именно это направление. А так станем придерживаться того, что делаем: «пятерка» по субботам.

Детские паркраны – это замечательная мысль! А взрослым можно участвовать? 

Да, родители могут бежать, но без учета времени. В остальном все то же самое, что и на субботних забегах. Все это началось три года назад в Буши парке, когда к нам пришла Крисс Веллингтон (Chrissie Wellington), чемпионка мира по триатлону на «железной» дистанции. Она теперь у нас возглавляет отдел по участникам забегов. Крисс перезапустила детский паркран. И сейчас это направление динамично развивается по всему миру.

Том с болбшим удовольствием пробежал "пятерку" и еще вернулся на трассу поддержать остальных бегунов.
Том с большим удовольствием пробежал “пятерку” и еще вернулся на трассу поддержать остальных бегунов.

Сколько паркранов вы посетили?

Я думаю это мой 199-й  забег (смеется). Я лично пробежал около восьмидесяти плюс посетил более сотни паркранов в разных местах, вместе должно быть около двухсот. Но дело даже не в количестве забегов. Забеги паркран изменили нашу жизнь, Пол, основатель движения, был спортсменом и после травмы хотел остаться на связи с друзьями. Ведь на самом деле у современного человека мало возможностей для общения. Пол просто хотел видаться с друзьями, поэтому он и создал паркран.

Как триатлеты и «железные люди» превращаются в бегунов на пять километров?

Пол был хорошим бегуном, его рекорд на марафоне 2:36. Не был элитным атлетом, просто бегал в клубе. Когда мы начинали, никто из нас не был частью тогдашнего бегового истеблишмента. Поэтому мы смотрели на паркран свежим взглядом. Видели его развитие иначе, поскольку начинали с ноля. Сначала нам говорили – паркран убьёт бег, убьёт клубы, сведет на «нет» платные мероприятия. Нас убеждали, что бесплатно – это плохо для бега. Поэтому «старые» структуры пытались нас остановить. А мы мечтали, чтобы люди бегали с детьми, с собаками, с колясками… Чиновники же на все говорили «НЕТ».  И мы их просто игнорировали.

Вам нужны деньги. Это сложно или правительство в Великобритании более продвинутое и поддерживает здоровый образ жизни?

В Великобритании только сейчас правительство нас начинает поддерживать: после двенадцати лет деятельности, с полутысячей мероприятий в стране. Все в parkrun работают очень, очень много. Хороший пример Максим Егоров – у него работа, семья, много дел и при этом он посвящает много часов паркрану, не получая за это деньги. Так же как я, так же как Пол. Мы так работаем у себя годами.

Том, Максим и директор Parkrun Кузьминки Наталия Дулебенец.
Том, Максим и директор Parkrun Кузьминки Наталия Дулебенец.

Вы ушли с работы из-за паркана. Пострадал ли семейный бюджет?

Я ушел с работы в 2010-м, чтобы волонтерить для паркрана. Были у меня подработки, но небольшие деньги, но тогда было еще просто – небольшая ипотека, без детей, жена работала. Так что мы как раз выживали за счет зарплаты супруги. Сейчас у нас большая ипотека и двое детей, это действительно нелегко, но мы принципиальны. Могу сказать, что мы отказались от миллионов фунтов, которые предлагали производители сладких напитков, нездоровой пищи, спортивных напитков – продуктов с высоким содержанием сахара. И это не легко – постоянно говорить «НЕТ». Думаю, мы отказались от 19 из 20 предложений на спонсорство.

Тогда кто подходит на эту роль?

В Великобритании движение финансирует компания по страхованию здоровья, сеть магазинов Интерспорт, производители фитнесс браслетов fitbit, и других вещей, которые приносят пользу здоровью. Есть и “нейтральные” спонсоры: например, банки. В Австралии  нас поддерживает банк, это нормально. Но если продукт или услуга наносят вред – это уже не для нас. Мы не верим в балансирование, что плохое и хорошее могут существовать вместе. Я не понимаю, как МакДоналдс может финансировать Олимпиаду.

Говорят, появилась фишка – посетить как можно больше забегов паркран… 

Да, «собирать» паркраны становится модной темой, люди начинают колесить по разным местам. Максим рассказал, что знает людей, которые были на всех паркранах в России. Есть и такие бегуны, которые были на паркане (минимум по разу) во всех странах, где он проходит. В Англии уже появились сленговые выражения. Тех, кто сделал все паркраны в Лондоне, мы зовем LONDONE (LONDON + DONE = Лондон + сделано): это 54 забега. Кто сделал все в регионе – это REGIONAIRE (от Legionnaire = легионер). Так же можно сделать и в Москве. Фишка в том, если появляется новый забег, то титул вы автоматически теряете. И вам надо срочно ехать туда! (смеется) В Австралии тому, кто сделал все забеги в одном штате, присваивается звание STATESMAN или STATESWOMAN. Когда люди начали путешествовать, первым человеком с сотней паркранов был Chris Cowell.  Так что людей со ста разными паркранами теперь зовем Cowell Club. Для этого человеку придется два года бегать каждые выходные в новом месте. Когда у вас 50 забегов – это Cow (по-английски “корова”), половина от Cowell.

Самого большого фаната нашего движения зовут случайно тоже Пол. Думаю, у него 360 разных паркранов (из существующих 950). Это семь лет каждую неделю в другом месте! Это фантастика! Чтобы было приятней путешествовать, нам надо запустить паркран в таких местах как Мальдивы, Маврикий или Бора-Бора. (смеется)

Parkrun проходит в многих интересных местах мира, но прекрасную атмосферу все-таки определяют люди.
Parkrun проходит в многих интересных местах мира, но самое важное – это люди.

Какие за двенадцать лет были рекорды по погоде?

Дайте вспомнить… Самый холодный забег был прошлой зимой, в Челябинске, при минус 27. А в Дарвине, на севере Австралии было плюс 33. Это была максимальная разница в один беговой день.

Какие самые интересные места?

Одна из популярных дистанций называется Медвежий остров (Bear Island). Это маленький остров у Ирландии, где живут всего двести человек. И у них пятьдесят бегунов в неделю, это четверть населения! (смеется). По-моему, все паркраны удивительные. Мы бегаем на поле для шинти (традиционная игра с клюшками на траве) в Шотландии, по африканским кварталам или в резервации диких зверей в ЮАР, бегаем в парке Горького в Москве. бегаем в местах мирового культурного наследия. Все места интересны по-своему. Но в конечном итог всегда всё определяют люди.

Почему нет паркрана в Германии?

Надеемся, что скоро будет. Все зависит от людей. Поймите: хлопот много, а взамен вы ничего не получаете. Тут нужны особенные люди. Вы не являетесь собственником паркран Россия, у вас нет акций, вы это не можете выгодно продать. Все равно, что строить новый бизнес и не быть его владельцем. В мире не так много людей, которые готовы жертвовать семьей, временем, много работать и ничего не получать в денежном выражении. Вы это делаете для друзей…

Какие самые большие паркраны в мире? Как справляетесь с их организацией?

В Буши парк – самый первый, – приходит в среднем тысячу бегунов в неделю. У нас пять-шесть забегов в ЮАР, где тоже набирается тысяча человек. Самый большой прошел в ЮАР – стартовали 1800 бегунов. В Буши парке два года назад, в десятую годовщину движения, пришло 1700 участников. Мы бы предпочитали мероприятия поменьше, как сегодня, это идеал. (В Кузьминках было 114 человек) Нет толпы и суеты, дружеская атмосфера. Это слабая сторона нашей концепции – то, что мы не можем ограничивать количество. Не можем отказывать. Если бы пришло пять тысяч, то, честно говоря, не знаю, что бы мы делали.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Parkrun – это не только бег, а общение в круге друзей с чашкой чая.

Как вам понравился сегодняшний забег? 

Замечательный! (Повторяет несколько раз). Я пробежал за 20:04, мой рекорд 17:28, но это было пару лет назад. У вас хорошая трасса. По дороге туда и обратно я встретил всех бегунов, со всеми похлопался ладошками на бегу.

Как выглядит паркран в России по сравнению с забегами в других странах?

У меня очень скучный ответ – так же, как в других странах. И это фантастика.  Это же замечательно – понимать, что люди во всем мире не сильно различаются. Они везде прекрасные. В газетах и на экранах мы видим не очень хороших людей, но их меньшинство. Огромное большинство людей хорошие. Если вы сегодня бежите в Совето (ЮАР), парке Горького, здесь или Дарвине (Австралия) – люди одинаковые. Язык отличается, но это вся разница между нами.

Я поздравляю всех бегунов паркрана с днем рождения! Считаю, что очень правильно отмечать именно международный день, подчеркивая его интернациональный характер. Обычно люди думают, что это локальное событие.

Больше фотографий смотрите в нашей фотогаллереи: TOM WILLIAMS НА PARKRUN КУЗЬМИНКИ

Спасибо за разговор!

Фото: Jiri Necasek

 

Подпишитесь на наш канал в Telegram

Присоединиться