Главная Люди ТАТАРСТАЙЕРЫ: РАЗРУШИТЕЛИ БЕГОВЫХ МИФОВ
ТАТАРСТАЙЕРЫ: РАЗРУШИТЕЛИ БЕГОВЫХ МИФОВ
0

ТАТАРСТАЙЕРЫ: РАЗРУШИТЕЛИ БЕГОВЫХ МИФОВ

0

Begaem.com взял интервью у ярких дебютантов бегового сезона 2016 – команды #татарстайеры. У них амбициозная цель и железные принципы. Знакомьтесь: Евгений Пищалов, Марат Аксянов, Искандер Ядгаров, Василий Пермитин. К сожалению, одного из членов команды – Ринаса Ахмадеева, на встрече не было – он уехал на сборы в Кисловодск (интервью состоялось в декабре 2016 года – прим.Begaem.com). Но поскольку эта история только начинается, мы уверены – эта команда даст еще много поводов для публикаций.

ЧАСТЬ I

В которой говорится о преимуществах открытой легкоатлетической системы, о передовой спортивной науке и о том, можно ли догнать и перегнать кенийцев.

Расскажите, как вы оказались в одной команде?

Василий: Cразу хочу уточнить – есть #татарстайер и есть «Rocket Science Project». Я вообще не сторонник множества брендов – так путаница получается. В феврале, когда Ринас бежал зимний чемпионат России, мы придумали хэштэг татарстайер – слово созвучно с «Татарстан». И как-то сперва всё было в шутку. Но в этом сезоне все сдружились – Ринас, я, Искандер, Марат, и решили продвигать этот проект дальше. Так и получилась команда: татарстайеры – это пять человек и вряд ли станет больше.

pasted-image-37

В сентябре из Новосибирска переехал Женька. До этого мы с ним общались года полтора. Как раз с ним мы придумали Rocket science project. И начали активно раскручивать, но хэштег татарстайеры оставляем, так как он на слуху. Но основное сейчас – Rocket Science Project. Под него подобралась команда людей – несколько атлетов, тренеров, ученых и деятелей из области спорта, которые прогрессивно мыслят и настроены на высокую цель. Каждый чем-то хорош и каждый вносит свой вклад. У нас в стране упадок легкой атлетики, а на Западе в плане спорта ситуация лучше. Поэтому находишь людей с западным мышлением.

Евгений: Это наш проект, который мы всеми силами двигаем.

Василий: Татарстайеры – прикольное название команды, но это все потихоньку меняется. Rocket – это пять спортсменов, пара тренеров. Атлеты – я, Женя, Ринас (чемпион России 2013 года на дистанции 5000 метров, метатель молота Сергей Литвинов (чемпион России 2013 года; призер чемпионатов Европы), Степан Киселев (многократный призёр чемпионатов России на 5000м и 10000м; обладатель кубка Европы в командном зачёте по марафону (2014 г). Искандер – он чистый #татарстайер. Он наш друг, мы постоянно общаемся, он нас критикует – чтобы что-то подправить. Искандер – это такие мозги хорошие.

«Идея проекта Rocket Science Project – при помощи спортивной науки, современных технологий показать максимально возможный результат. Или невозможный. И только легальными методами. Мы открыты, четко обозначили позицию: мы за чистый спорт».

Евгений: Он просто по роду деятельности не может посвящать все время проекту. Он работает программистом в Яндексе.

Василий: Не может с нами, а мы все время посвящаем проекту.

Евгений: Мы слишком отчаянные.

Василий: Да, мы в таком положении сейчас – оторви и выбрось. Рискуем. Женя одновременно мой тренер. Тренер Ринаса – Игорь Жаворонок, он из Белоруссии.

Евгений: Я как играющий тренер, так как и сам тренируюсь.

Василий: У нас в проекте есть тот, кто ведет нас в плане науки – это Михаил Виноградов.

Евгений: Это крутейший ученый с мировым именем, заслуженный тренер России по спортивному ориентированию, кандидат наук, доцент, эксперт Инновационного центра Олимпийского комитета России.

Василий: Например, Михаил консультировал физиолога Полы Рэдклиф – британской легкоатлетки, действующей рекордсменки мира в марафоне с 13 октября 2002 года.

pasted-image-36

Василий Пермитин, Ринас Ахмадеев, Марат Аксянов, Искандер Ядгаров на Ночном забеге. Скоро в Москву переберется Евгений Пищалов.

Как вы его нашли? Или это он вас нашел?

Василий: Мы как раз сегодня это обсуждали – получается как-то точечно людей подбирать. Женька писал для бегового сайта, я стал читать его материалы, познакомились. Его взгляд оказался созвучным моему. А еще я ходил на мастер-классы Миши Виноградова, которые он проводил в Москомспорте. Оказалось, что Женя и Михаил дружат очень хорошо. Получается такая сеть. Так что по науке, по физиологии проект ведет Михаил Виноградов плюс Женя.

Каким образом? Разрабатывают вам методику подготовки?

Евгений: Мы все обсуждаем. У нас нет конкретных планов. Мы всегда садимся и обсуждаем, моделируем. Не боимся экспериментировать и пробовать новое. У нас нет жесткого каркаса. Стараемся обосновывать и не навредить самим себе.

Василий: Идея проекта Rocket Science – при помощи спортивной науки, современных технологий показать максимально возможный результат. Или невозможный.  И только легальными методами. Мы открыты, четко обозначили позицию: мы за чистый спорт.

Вы стремитесь создать клуб элитных бегунов?

Василий: Да, что-то вроде того. Другая ветвь проекта – мы делаем очень много образовательного контента: снимаем видео, пишем обучающие статьи. Недавно прошли тестирование в инновационном центре ОКР, провели тренировочные сборы в Киргизии – и рассказываем, что изменилось. Почему поменялось, что мы применяли, как это работает. Чтобы любой человек мог зайти и посмотреть, применить к себе.

Это бесплатно?

Василий: Пока да. Потом хотим это монетизировать. Потому что жить на что-то надо.

Евгений: Пока мы собираем аудиторию. То, что мы пишем – в Рунете это уникальная информация. Не попсовые статьи, у нас все четко расписано: что и как. Не просто «как повысить выносливость», допустим. Мне смешно это читать, конечно. Мы пишем конкретно, есть методика, есть наука и все остальное. И мы обосновываем.

Василий: Простым языком.

Евгений: Нашу маленькую группу несколько дней назад собрался курировать инновационный центр Олимпийского комитета России. Им очень понравился наш проект. Они зарядились сделать такую экспериментальную группу. И применить к нам новейшие технологии, собранные в России. У ОК огромное многомиллиардное оборудование, которое создано под олимпийских чемпионов, его применят на нас.

14947915_136017430204817_4352423280081512373_n

Тестирование на важнейшие показатели организма, которое вы недавно прошли – это часть этого проекта?

Василий: Тестирование – вершина айсберга, потому что весь мир уже далеко в плане спортивных технологий.

Евгений: У нас они тоже есть, просто никому не нужны. Мы практически первые, кто ими заинтересовался. Мы хотим показать, что они действительно работают. Что можно этими методами заменить допинг, говоря простым языком.

То есть вы утверждаете, что можно взять человека с улицы и сделать из него бегуна?

Василий: В этом и есть наша идея. Мне очень часто в жизни говорили, что я чего-то не смогу. Это болезненная для меня тема.

Наверное, это говорила мама-спортсменка?

Василий: Нет, папа. Мама как раз поддерживала. У меня семья спортивная. У меня бабушка и дедушка тренеры, родители очень сильные марафонцы. Я придерживаюсь той идеи, что любого человека можно как минимум очень хорошо развить с текущего уровня. Мы постоянно на связи, Миша показывает, как считается тренировочный пульс, как это применить. Каждый раз все глубже и глубже вникаешь в спортивную науку и понимаешь, что можно практически бесконечно улучшать характеристики любого человека. Можно любого вывести на сумасшедший уровень, если еще у человека есть желание…

А как же кенийцы, которых нельзя обогнать?

Василий: Это миф.

Евгений: Вы же видите, есть единичные белые бегуны, которые выигрывают кенийцев. Проблема – особенно российских бегунов, – в том, что половина тренировок идут в минус. То есть КПД тренировок даже уже элитных спортсменов равен 50 процентам. Если оптимизировать тренировочный процесс…

Почему такой низкий КПД?

Василий: Система такая. Если очень упростить, то вся надежда идет на запрещенную фармакологию.

Евгений: Мешают какие-то догмы устоявшиеся. Наша система изолирована от всего мира. У большинства тренеров нет заинтересованности в обмене опытом, в каких-то консультациях. А изолированная система, как известно, развивается в разы медленнее, чем открытая. Поэтому мы берем информацию на западе. Многим это очень сильно не нравится.

14882401_328049200903996_6303121150316458529_o

Почему? Боятся, что все рухнет?

Василий: Нет, потому что надо меняться, а они в таком возрасте уже не хотят перемен.

А какая роль в вашем проекте Всероссийской федерации легкой атлетики?

Евгений: Мы не зависим от сборной.

Василий: Например, в США сборная существует с момента конца олимпийского отбора до выступления на играх. Потом все – сборной никакой нет. Федерация есть, но они снимают сериалы про выдающихся членов своей сборной, рассказывают о них людям. Благодаря этому они становятся коммерчески успешными, находят себе спонсоров и нормально живут, но не находят им деньги, не организовывают им сборы. Спортсмены делают это за свой счет. А у нас федерация существует по сути для распределения денег.

«Наша система изолирована от всего мира. У большинства тренеров нет заинтересованности в обмене опытом, в каких-то консультациях. А изолированная система, как известно, развивается в разы медленнее, чем открытая. Поэтому мы берем информацию на западе. Многим это очень сильно не нравится».

Евгений: Отчаянный разговор такой… Об этом много можно говорить, поэтому давайте лучше о хорошем. Мы хотим быть независимыми. Основная задача – ни от кого не зависеть. Мы делаем что хотим.

Василий: Когда придет время отбора в Токио, мы покажем нормативный результат, выиграем, поедем от страны. Если нас по каким-то причинам захотят зарубить, мы можем поехать как нейтральные атлеты – не проблема. Нам от сборной не нужно ни зарплат, ни сборов. Мы сами себя обеспечиваем. С одной стороны, это непросто, с другой – это здорово, что мы никому ничего не должны. Строим подготовку как хотим, выступаем где хотим. В этом плане больше плюсов. А на Западе это нормально. Это у нас мы выбиваемся из общей картины. В России государственная система поддержки спорта. У спортсменов такой образ мышления: мне все должны. Я мастер спорта, мне должны зарплату, в полиции, в армии, МЧС, регион должен платить, а за это надо только бегать чемпионат России, официальные старты. На Западе же понимают, что если не смогут продавать себя, не будут хорошо говорить, не будут медиаактивными, то они никому не нужны и соответственно ничего не заработают. Там совершенно нормальная ситуация, когда человек работает. Шестое место на олимпийских играх в Рио занял белокожий американец Джаред Уорд. Он преподаватель статистики в университете. Только когда он стал третьим на олимпийском отборе, тогда только его студенты узнали, что он бегает. И это нормально. Там это закладывается еще со студенчества. Нет такого, как у нас: бегун? Давай зачетку, сдал!

Так что мы зарабатываем сами. Одна из основных статей дохода – мы тренируем онлайн. Я достаточно давно этим занимаюсь, сейчас начинаю ребят подтягивать. У нас в команде Женя тренирует меня, я –  Марата, а у Марата свой беговой клуб.

Получается, Женя самый главный?

Евгений: У нас нет главного, у нас команда.

Василий: Решение принимаем вместе. С утра Женя спрашивает: «Как самочувствие?». Если не готов к каким-то тренировкам – не вопрос. Мы вместе решаем. Женя все глобально планирует, но принимаем решение вместе.

Евгений: Я несколько раз слышал, как нас называли: меня – мозг, Васю идейным вдохновителем, Ринаса – ракетой.

Василий: Женя да, он больше по науке, тренер и атлет. Нам с Искандером ближе маркетинг. Как раскачать, что-то придумать. Это очень важно, это чуть ли не половина успеха. Иначе об этом никто не узнает.

14715583_121013168371910_1214646518566106519_o

А Марат? Просто бегает?

Марат: А Марат больше всех работает. (Смеется).

Василий: Ринас у нас самый профессиональный спортсмен по результатам. Он пока что у нас лидер. Пока что (смеется).

Евгений: Он действующий чемпион России на 3000 метров.

Василий: У Ринаса бэкграунд немножко другой. Мы с Ринасом с детства бегаем, полмира объехали. У Ринаса хороший результат. Он больше нас зависит от этой системы. Потому что он получает деньги от государства. Но чуть что случись – он готов отказаться и знает, что мы его не бросим. Если мой регион предложит зарплату и оплатить сборы, я не буду против. Не вопрос – если хотят помогать, пусть помогают. Но я не рассчитываю на это.

Евгений: Не ходить и не просить. По числу профессиональных атлетов Россия первая в мире, но по количеству медалей мы не на первом месте. Одних биатлонистов около 1000 в стране, а если взять все виды спорта…

Продолжение следует

-НЮ-

Фото: facebook.com/rocketscienceproject, facebook.com/evgeny.pishchalov

 

Подпишитесь на наш канал в Telegram

Присоединиться